luckyea77 (luckyea77) wrote,
luckyea77
luckyea77

Categories:

Как Россия потеряла XX-е столетие (3 часть)

1 часть 2 часть 3 часть



Обнаруженная зависимость, связывающая темпы экономического роста с размерами государственной финансовой нагрузки на экономику, похоже, носит универсальный характер. Она не только подтверждается при сопоставлении средних показателей по подгруппам стран с рыночной экономикой, с ЦПЭ и по всей выборке из 50 стран (нижние части табл. 5 и 6), но и при построении регрессионных уравнений (граф. 4 и 5). Кривую, образованную линией тренда, описывающего связь между уровнем государственных расходов и темпами экономического роста, можно назвать кривой экономического роста в ХХ веке.





Эта кривая показывает, что в странах, в которых государственные расходы, нормированные по уровню экономического развития, превышают 100% ВВП [поскольку показатели государственной фискальной нагрузки нормированы по относительной величине уровня экономического развития, то их значения могут превышать 100% ВВП], среднегодовые темпы экономического роста в течение столетия не превышали 1%. Сокращение нормированной государственной нагрузки на экономику до 50% ВВП повышает потенциальные темпы экономического роста до 1,5% в год. Дальнейшее снижение нормированной государственной нагрузки на экономику до 30% ВВП позволяет повысить потенциальные темпы роста экономики до 2 с небольшим процентов в год. При снижении нагрузки до 20% ВВП возможно ускорение экономического роста до 2,5% в год, а при ее сокращении до 15% ВВП и ниже среднегодовые темпы приросты ВВП на душу населения поднимаются вплоть до 3% в год.

Чтобы определить возможности каждого типа экономической системы с точки зрения достижения желаемых темпов экономического роста, соединим верхние части табл. 5 и 6 в табл. 7 таким образом, чтобы группы стран мира в ней были расположены в порядке убывания среднегодовых темпов экономического роста. Получились 5 своеобразных "ступеней" на "лестнице" экономического роста. Две верхние позиции (с темпами роста свыше 2,5% и от 2,0 до 2,5% в год) занимают исключительно страны с рыночной экономикой. Следовательно, для того, чтобы добиться максимальных темпов экономического роста, необходимо одновременно иметь и рыночную экономическую систему и низкие параметры государственной финансовой нагрузки на экономику. На трех нижних "ступеньках" экономического роста (от 1,5 до 2,0%, от 1,0 до 1,5% и менее 1% в год) можно оказаться и в условиях рыночной и в условиях централизованно плановой экономики. При этом однако страны с ЦПЭ отличаются, как правило, гораздо более высокими уровнями фискальной нагрузки, чем их рыночные "аналоги".

Таблица 7. Ранжирование групп стран мира по темпам экономического роста,
типу экономической системы и параметрам экономической политики в 1913-1998 гг.




Группы стран по
темпам прироста ВВП на душу населения



Типы экономической
системы



Параметры
экономической политики, нормированные
по уровню экономического развития



Среднегодовые темпы
прироста ВВП на душу населения, %



Страновой состав
групп



Государственные
расходы в % к ВВП



Бюджетный дефицит в
% к ВВП


1. Более 2,5% в год

Рыночная

11,7

-0,3

2,93

Тайвань,Япония,
Южная Корея, Португалия, Норвегия,
Финляндия, Исландия

2. От 2 до 2,5% в год

Рыночная

17,8

-2,1

2,20

Таиланд, Ирландия,
Италия, Греция, Бразилия, Испания,
Венесуэла, Турция, Швеция, Дания, Австрия,
Франция, Швейцария

3. От 1,5 до 2,5% в год

3.1. Рыночная

19,4

-3,1

1,81

Бельгия, Германия,
Нидерланды, США, Канада, Колумбия,
Мексика, Египет, Чили, Перу,
Великобритания

3.2. Централизованно
планируемая

37,9

-0,5

1,77

Китай, Чехословакия

4. От 1,0 до 1,5% в год

4.1. Рыночная

31,0

-5,9

1,36

Австралия, Пакистан,
Индонезия, ЮАР, Новая Зеландия, Гана,
Аргентина

4.2. Централизованно
планируемая

54,1

-5,3

1,19

Венгрия, Болгария,
Россия
, Югославия

5. Менее 1,0% в год

5.1. Рыночная

79,5

-27,1

0,77

Индия, Бангладеш,
Филиппины, Мексика

5.2. Централизованно
планируемая

161,2

1,4

0,56

КНДР, Куба


Источник: составлено по данным таблиц 5 и 6

Табл. 7 позволяет ответить на три вопроса, сформулированные выше. Во-первых, она позволяет объяснить различия в темпах экономического роста среди стран с рыночной экономикой характером проводимой в этих странах экономической политики и прежде всего величиной государственной фискальной нагрузки на экономику.

Во-вторых, страны с ЦПЭ, действительно, могут иметь такие же или даже более высокие темпы экономического роста, чем страны с рыночной экономикой, -- при условии, что показатели нормированной государственной нагрузки на экономику в них ниже, чем в странах с рыночной экономикой. В целом все же следует признать, что такая ситуация является скорее исключением, нежели правилом.

Наконец, экономический кризис в странах с переходной экономикой объясняется вовсе не переходом от ЦПЭ к рыночной экономике, а переходом от политики умеренной государственной финансовой нагрузки в условиях ЦПЭ к политике резкого ее увеличения в условиях рыночной экономики. Как известно и это отчасти видно из табл. 7, страны сопоставимого уровня экономического развития в условиях рыночной экономики имеют существенно более низкую государственную нагрузку на экономику, чем страны с ЦПЭ. Поэтому сам переход стран с ЦПЭ на рыночные принципы функционирования при сохранении ими прежнего уровня государственных расходов и бюджетного дефицита означает их автоматический "спуск" на одну, а то и на две "ступени" по "лестнице" экономического роста. В таких странах, как это показал опыт стран Восточной Европы (Польши, Венгрии, Чехии), экономический кризис в первые годы перехода не прекращается, а обостряется.

Если же при переходе от ЦПЭ к рыночной экономике прежний уровень государственных расходов и бюджетного дефицита не только не сохраняется, но и значительно возрастает (как это произошло в России, Украине, закавказских республиках), то глубина и продолжительность экономического кризиса многократно возрастает.

Наконец, если переход к рыночной экономике сопровождается одновременным значительным сокращением государственных рсходов и бюджетного дефицита (Китай, Вьетнам), то прекращения экономического роста и падения производства удается избежать. Более того, предоставление больших объемов экономической свободы при более низком уровне государственной нагрузки на экономику способствует существенному ускорению экономического роста.

Таким образом, сам по себе переход к рыночной экономике не дает автоматической гарантии на более успешное экономическое развитие, он дает лишь шанс. Воспользоваться этим шансом можно лишь проводя либеральную экономическую политику.

Сценарии экономического развития для России в ХХ веке

Установление связи между характером экономической политики и экономическим ростом позволяет определить основные типы проводившейся в ХХ веке экономической политики. Использование же их параметров по отношению к реальным характеристикам России/CCCР в 1913--1998 гг. позволяет просчитать базовые сценарии и результаты экономического развития страны в тех случаях, когда соответствующая политика последовательно проводилась бы на протяжении большей части ХХ столетия (табл. 8). Во всех сценариях стартовый уровень ВВП на душу населения в 1913 г. принят равным 1605 дол. США в ценах 1993 г., а численность населения России в 1998 г. -- равной 147,1 млн.чел.

Таблица 8. Сценарии экономического развития для России в ХХ веке



Типы экономической
политики



Примеры стран,
проводивших соответствующую политику



Типы экономической
системы



Параметры
экономической политики в 1913-1998 гг.,
нормированные по уровню экономического
развития



Результаты политики



рост ВВП на душу
населения в 1913-1998 гг.



ВВП на душу
населения в 1998 г.


гос.

доходы в % к ВВП


гос.

расходы в % к ВВП


бюд-

жетный дефицит в
% к ВВП



средне-

годовые темпы,
%



абсолютный рост, раз



в дол. в ценах 1993 г



в % к мировому уровню



аналоги среди стран
с рыночной экономикой по ВВП на душу
населения


1. Фактически
осуществленная в России

Россия

Центра-

лизованно
планируемая, рыночная

38,9

44,1

-5,2

1,10

2,54

4076

66,1

Намибия, Марокко

2. Патерналистская
социалистическая

Куба, КНДР

Центра-

лизованно
планируемая

88,3

87,6

0,8

0,56

1,62

2606

42,5

Папуа- Новая Гвинея,
Лесото

3. "Классическая"
социалистическая

СССР, Болгария

Центра-

лизованно
планируемая

41,1

46,5

-5,3

1,13

2,60

4174

67,7

Намибия, Марокко

4. "Рыночная"
социалистическая

Венгрия, Югославия

Центра-

лизованно
планируемая

33,8

34,2

-0,4

1,51

3,66

5879

94,7

Тунис, Бразилия

5. Последовательно
интервенционистская и популистская
политика

Индия, Мьянма

Рыночная

33,9

51,6

-17,6

1,01

2,46

3947

64,1

Намибия, Марокко

6. Умеренно
интервенционистская политика

Филиппины, Египет

Рыночная

25,4

30,8

-5,4

1,65

4,30

6894

110,6

Венесуэла, Таиланд

7. "Нейтральная"
политика

Мексика, Перу

Рыночная

18,5

23,1

-4,5

1,91

5,14

8241

131,5

Тринидад и Тобаго,
Сирия

8. Умеренно
либеральная политика

Испания, Канада

Рыночная

15,0

16,2

-1,2

2,02

5,79

9291

147,6

Малайзия, Оман

9. Последовательно
либеральная политика

Тайвань, США

Рыночная

14,4

14,5

-0,1

2,57

10,05

16123

249,4

Новая Зеландия,
Испания


љ
Результаты политики
ВВП в 1998 г. в % к ВВП в 1998 г. млрд дол. США в 1998 г. на душу населения в 1998 г.,
дол. США
млрд дол. США в ценах 1993 г. в % к мировому
ВВП
место в мире по
размерам ВВП
аналоги
среди стран с рыночной экономикой по
размерам ВВП
гос.
доходы
гос.
расходы
гос.
доходы
гос.
расходы
гос.
доходы
гос.
расходы
1. 600 1,63 15 Южная Корея,

Таиланд
38,9 44,1 233 264 1587 1798
2. 383 1,05 21 Иран,

Пакистан
69,2 68,6 265 263 1803 1787
3. 614 1,67 14 Испания,

Южная Корея
41,6 47,0 256 289 1737 1963
4. 865 2,34 10 Бразилия,

Мексика
38,4 39,9 332 345 2258 2346
5. 581 1,58 15 Южная Корея,

Таиланд
33,4 50,8 194 295 1318 2003
6. 1014 2,73 9 Италия,

Бразилия
31,8 38,6 322 391 2189 2658
7. 1212 3,25 7 Франция,

Великобритания
24,7 30,7 299 372 2033 2529
8. 1367 3,65 6 Индия,

Франция
20,7 22,4 283 306 1924 2083
9. 2372 6,17 4 Япония,

Германия
22,7 22,9 539 544 3661 3697


Источник: составлено по данным таблиц 2, 5 и 6

Первый сценарий является вариантом экономической политики, фактически реализованным в России. В течение большей части века господствовала централизованно планируемая экономическая система, лишь в последние годы замененная на рыночную. Среднегодовые величины параметров экономической политики, нормированные по уровню экономического развития, оказались весьма близки к фактическим, достигнутым к концу ХХ века. Среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения составили 1,1% в год, а душевой ВВП вырос в 2,54 раза и составил 4076 дол., что оказалось равным примерно двум третям от среднемирового показателя в 1998 г. и соответствовало уровню экономического развития таких стран, как Намибия и Марокко. Суммарный ВВП вырос до 600 млрд.дол. в ценах 1993 г. По его величине страна заняла 15-е место в мире, располагаясь в "мировом табеле об экономических рангах" между Южной Кореей и Таиландом. Показатели государственных финансов в 1998 г. -- в процентах к ВВП, в млрд.дол. в ценах 1993 г. и на душу населения -- соответствуют фактическим значениям.

Второй сценарий -- интервенционистская политика в условиях централизованно планируемой экономики была бы подобна той, что осуществлялась и во многом продолжает осуществляться сегодня на Кубе и в Северной Корее. В этом случае уровень государственного вмешательства в экономическую жизнь достигал бы максимума, хотя государственные доходы, очевидно, балансировали бы расходы, а бюджетный дефицит, скорее всего, отсутствовал бы. Темпы экономического роста снизились бы до 0,56% в год, так что ВВП на душу населения к 1998 г. вырос бы только до 2606 дол. и сравнялся бы с показателями Лесото и Папуа-Новой Гвинеи. Абсолютный размер ВВП увеличился бы только до 383 млрд.дол. и стал бы соответствовать аналогичным показателям Ирана и Пакистана. Абсолютные размеры государственных расходов на душу населения совпали бы с результатами, фактическми достигнутыми в 1998 г., несмотря на их более высокий удельный вес в ВВП (87,6% и 44,1% соответственно).

Третий сценарий -- "нейтральная" политика в условиях централизованно планируемой экономики была бы подобна фактически осуществлявшейся в СССР и Болгарии, и по своим параметрам и результатам оказалась бы весьма близка к фактически осуществленной.

Четвертый сценарий -- "либеральная" политика в условиях централизованно планируемой экономики напоминала бы политику, фактически осуществлявшуюся в 1970--1980-х годах в Венгрии и Югославии. Такая политика предполагала бы относительно более низкий уровень государственной нагрузки на экономику при сохранении плановой системы, что позволило бы иметь более высокие темпы экономического роста, которые смогли бы обеспечить увеличение ВВП на душу населения до 5879 дол., или до уровня Туниса и Бразилии. Величина всего ВВП составила бы 865 млрд.дол. и была бы сопоставима с показателями Бразилии и Мексики. Государственные расходы на душу населения оказались бы на 30% выше фактически достигнутого уровня несмотря на их более низкий удельный вес в ВВП.

Пятый сценарий -- последовательно интервенционистская и популистская политика в условиях рыночной экономики оказалась бы подобна той, какая проводилась большую часть века в Индии и Мьянме. Реализация такого сценария привела бы к получению результатов, практически идентичных фактически достигнутым.

Шестой сценарий -- умеренно интервенционистская политика в условиях рыночной экономики была бы похожа на ту, какая проводилась в Египте и на Филиппинах. Масштабы государственной нагрузки на экономику были бы несколько ниже фактических, что позволило бы иметь более высокие темпы экономического роста (в среднем на уровне 1,65% в год), более высокий уровень душевого ВВП к 1998 г. -- 6894 дол. (на уровне Венесуэлы и Таиланда), более значительные размеры всего ВВП (свыше 1 трлн. дол. -- на уровне Италии и Бразилии). Государственные расходы на душу населения превысили бы фактический достигнутый уровень на 48%, хотя в процентах к ВВП оказались бы несколько ниже фактических (38,6%).

Седьмой сценарий -- "нейтральная" экономическая политика была бы похожей на характернуюя для "средних" показателей стран с рыночной экономикой и в наибольшей степени совпадала бы с политикой, фактически реализованной в таких странах, как Мексика и Перу. Уровень государственной нагрузки на экономику в этом случае оказался бы близок к среднемировым показателям, что позволило бы иметь более высокие темпы экономического роста, близкие к среднемировым (1,91% в год). Показатель ВВП на душу населения к 1998 г. вырос бы до 8241 дол. (до уровня Сирии и Тринидада и Тобаго), а абсолютные размеры ВВП превысили бы 1,2 трлн.дол. (и оказались бы на уровне Франции и Великобритании). Государственные расходы на душу населения к 1998 г. превысили бы фактический уровень на 41%, хотя в процентах к ВВП были бы много меньше (30,7% против 44,1%).

Восьмой сценарий -- умеренно либеральная экономическая политика в условиях рыночной экономики оказалась бы подобна той, какая проводилась в Испании и Канаде. Дальнейшее снижение государственной нагрузки на экономику способствовало бы дальнейшему увеличению среднегодовых темпов экономического роста (до 2,02% в год), повышению душевого размера ВВП в 5,8 раза (в 2,3 раза выше, чем фактически достигнутый сегодня), достижению им величины в 9291 дол. (на уровне Малайзии и Омана), увеличению абсолютного размера ВВП до почти 1,4 трлн.дол. (эквивалентного размерам ВВП Франции и Индии). Государственные расходы на душу населения оказались бы в 1998 г. на 16% выше фактических при вдвое более низком удельном весе их в ВВП.

Наконец, девятый сценарий предполагал бы проведение в условиях рыночной экономики последовательно либеральной экономической политики -- подобной той, что проводилась в 1913-98 гг. в Исландии, США, на Тайване. В этом случае государствення нагрузка на экономику, нормированная по уровню экономического развития, была бы снижена еще больше, а среднегодовые темпы экономического роста возросли бы до 2,57%, так что ВВП на душу населения увеличился бы в 10 с лишним раз. Он превысил бы нынешнй показатель примерно вчетверо, достигнув величины в 16123 дол. -- уровня, сопоставимого с сегодняшними показателями Испании и Новой Зеландии. Размеры российского ВВП приблизились бы к 2,4 трлн.дол. (показателям Японии и Германии), а государственные расходы на душу населения превысили бы нынешний уровень в два с лишним раза, хотя по отношению к ВВП они составляли бы вдвое меньшую величину.

Таким образом, при осуществлении одного из восьми базовых сценариев экономической политики результаты развития страны к концу 1998 г. были бы хуже, при осуществлении двух -- такими же, и при осуществлении пяти из восьми -- существенно лучше, чем фактически достигнутые.

* * *

Главными причинами того, что Россия потеряла ХХ столетие для экономического развития, стали господствовавшая в стране в течение семи десятилетий экономическая система централизованного планирования, а также проведение властями в течение последнего десятилетия, когда был осуществлен переход к рыночной экономике, предельно интервенционистской и популистской экономической политики. Социалистическая по существу экономическая политика, продолжающаяся вот уже в течение восьми с половиной десятилетий, нанесла непоправимый ущерб нашей стране. Она превратила экономического гиганта, каким Россия была в начале века и каким она могла оставаться и в его конце, в экономического карлика, едва различимого на карте мира.

Продолжение интервенционистской и популистской политики в России неизбежно приведет к продолжению и углублению беспрецедентного по глубине и длительности экономического кризиса, к дальнейшей экономической и социальной деградации страны, ко все большему ее отставанию от подавляющего большинства стран мира, к относительному и абсолютному сокращению численности ее населения, к дальнейшему снижению роли и места России в мировой экономике. Единственную разумную альтернативу такому варианту развития событий представляет собой проведение последовательно либеральной политики в условиях рыночной экономики.

Сопоставление возможных вариантов экономической политики и сценариев экономического развития показывает, какие возможности по увеличению богатства страны и росту благосостояния и самой численности населения были упущены в уходящем столетии, как бездарно Россией был потерян ХХ век. Чтобы не потерять еще и век грядущий, экономисты и государственные деятели должны извлечь необходимые уроки из весьма поучительного опыта прошедших десятилетий и внести необходимые корректировки в экономическую политику.

1 часть 2 часть 3 часть

Tags: 20 век, Россия, экономика
Subscribe

Posts from This Journal “Россия” Tag

promo luckyea77 june 19, 23:05 11
Buy for 10 tokens
Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Март 2018 года Индустриализация стала основным инструментом достижения экономического богатства стран, начиная с появления прядильных машин в конце XVIII века; при смене технологических укладов менялись местами мировые промышленные лидеры. Какой…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments