October 20th, 2019

Где мы будем жить в будущем – шесть видео об урбанистике



С каждым годом наше существование будет становиться все более технологичным – умные дома, беспилотный транспорт уже становятся реальностью. Даже есть возможность, что наши дети или внуки будут видеть за окном не привычный глазу пейзаж, а марсианскую пустыню. Так где и как мы будем жить через десять, пятьдесят или сто лет?

Мы собрали шесть видео, в которых рассказывается о технологиях, которые помогут нам построить города будущего.
Collapse )
promo luckyea77 june 19, 23:05 10
Buy for 10 tokens
Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Март 2018 года Индустриализация стала основным инструментом достижения экономического богатства стран, начиная с появления прядильных машин в конце XVIII века; при смене технологических укладов менялись местами мировые промышленные лидеры. Какой…

Стив Возняк: «Лучшие продукты придумываются не для других, а для себя»



Одним из ключевых спикеров Nordic Business Forum в Хельсинки в этом году стал Стив Возняк, самый легендарный резидент Кремниевой долины, изобретатель и сооснователь Apple. Он рассказал, как создавались первые продукты Apple, что он думает про Стива Джобса и почему нам пока не стоит опасаться, что роботы захватят мир. Тезисы записала журналист и основатель Badge Дарья Рыжкова.

Как все начиналось

-«Лучшие продукты придумываются не для других, а для себя. Я хотел персональный компьютер себе прежде всего… Известно, что первые зарядки для электромобилей появились между домом Илона Маска и их заводом в Калифорнии».
-«Я хотел в том числе создать продукт, полезный для инвалидов. А теперь, когда я вижу, что люди, которые идут по улице, уткнувшись в телефоны — точно как незрячие в моем детстве».
-«Первую аркадную игру я должен был создать за четыре дня. Я думал о том, как привязать волны к цифрам компьютера. Не спрашивайте, откуда у меня появились эти идеи. Скорее всего, потому что я не спал четыре ночи».
-«Apple II продавался в 12 раз дороже себестоимости, это был отличный продукт, на десятилетие».
-«Очень долго у Apple не было своей операционной системы, потому что Стив (Джобс) не знал, что она была нужна. Очень здорово, что у него было визионерское видение, но все-таки он не всегда знал, как работает компьютер».
Collapse )

Кто такой архитектор индустрии 4.0 и как им стать?



Rusbase вместе с командой цифровизации «СИБУР Холдинга» продолжает разбираться, какие специалисты сейчас модернизируют промышленность. В прошлом выпуске выяснили, кто такой дата-сайентист и чем он занимается на заводе. Сегодня очередь архитектора 4.0. Но речь пойдет совсем не о строительстве.

Профессия: архитектор индустрии 4.0.

Суть работы: разработка экономически выгодной архитектуры решений и экосистемы для развертывания цифровых продуктов внутри компании с учетом текущих и будущих проектов.

Привет! Меня зовут Игорь Туча, и если вам ничего не понятно из определения выше, сейчас я все исправлю.

Когда мои знакомые или родственники интересуются, чем я занимаюсь, отвечаю, что я архитектор цифровых технологий. И они понимают, хоть и полные гуманитарии. Но чувствую, что не всем этого достаточно.

Кто такой архитектор в рамках индустрии 4.0?

Лет 10 назад у предприятий был только один вариант создания решений — через поставщиков. Заводы обращались к телеком-операторам, вендорам, производителям производственного оборудования с целью поиска способов повысить автоматизацию производства. В текущих тенденциях при многообразии выбора на рынке предложенные решения не всегда соответсвуют ожиданиям компании.

К счастью, с развитием технологий все меняется. Сначала появилось колесо, потом электричество, затем станки, а сейчас мы стремимся к роботизации и цифровизации процессов. Это называется индустрия 4.0 или четвертая промышленная революция.
Collapse )

Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2019 году?



14 октября 2019 года закончилась Нобелевская неделя. За семь дней Шведская академия наук присудила главную премию в научном сообществе — за открытия в медицине и физиологии, физике, химии, экономике, литературе и премию мира. «Хайтек» разобрался, кому и за что дали Нобелевскую премию в этом году — и как эти открытия изменили мир или изменят его в будущем.

Медицина и физиология

Нобелевскую премию по медицине второй год подряд вручают за новые фундаментальные подходы в борьбе с раком. В 2019 году награду получили Уильям Кэлин, Питер Рэтклифф и Грегг Семенза — если кратко, то исследователи раскрыли молекулярный механизм приспособления клеток к уровню кислорода. Это в теории позволит разработать новые подходы к терапии не только рака, но и анемии, инсультов, ишемии и многих других заболеваний, которые являются главными причинами смертности — и так или иначе связаны гипоксией или с недостатком кислорода.

Если подробнее: кислород нужен живым организмам для превращения пищи в полезную энергию. О фундаментальном значении кислорода известно уже несколько веков, но как именно клетки приспосабливаются к изменению уровня кислорода, до конца понятно не было. Ясность в этот вопрос внесли ученые — в разные годы (в основном в начале 90-х годов) они открыли, как работают гены, которые активируются в процессе борьбы с гипоксией.

Гипоксия — пониженное содержание кислорода в организме или отдельных органах и тканях. Возникает при недостатке кислорода во вдыхаемом организмом воздухе, крови (гипоксемия) или тканях (при нарушениях тканевого дыхания).

Сначала Грегг Семенз установил, что этот механизм включается «индуцируемым гипоксией фактором» (HIF) и состоит из двух ДНК-связывающих белков — HIF-1α и ARNT. Также ученый разработал механизм картирования метра в ДНК, куда «садятся» белки. Затем Питер Рэтклифф и Уильям Кэлин выяснили, что когда уровень кислорода высокий, клетки содержат очень мало HIF-1α — белок вырабатывается, но за ненадобностью разрушается. Однако когда кислорода мало, HIF-1α образует пару с ARNT, проникает в ядро клетки и находит в ДНК участки, ответственные за выработку специализирующихся на гипоксии генов. И запускает их массовое производство.
Collapse )

Как стартап Piligrim XXI создал AR-приложение для воссоздания утраченных памятников



По оценкам специалистов, в 2018 году объем мирового рынка AR составил $2,2 млрд, при этом самым быстрорастущим оказался сегмент медиа и развлечений (22% роста). Виртуальная реальность в сфере туризма представлена преимущественно экскурсиями и турами — человек, не выходя из дома, может гулять по галереям Лувра или плавать в океане. Эти туры могут носить ознакомительный характер или заменять полноценные путешествия (например, людям с ограниченными возможностями). Также производители интегрируют виртуальную реальность в реальный мир: предлагают удобные гаджеты, которые выводят на экран справочную информацию, фото и видео об объекте, на который наведен телефон или планшет. Основатели компании Piligrim XXI решили пойти дальше. Теперь туристы могут путешествовать не только по городам и странам, но и во времени — посещать старинные крепости и усадьбы одним нажатием на кнопку смартфона. Соучредитель и генеральный директор компании Piligrim XXI Илья Коргузалов рассказал «Хайтеку» о том, как воссоздаются памятники архитектуры благодаря технологии дополненной реальности и насколько это сегодня востребовано в России.

Погружение в объемный мир интерактивных экскурсий

Каждому путешественнику, оказавшемуся в новой стране или городе, интересно побывать в легендарном месте. Но так много исторических объектов давно разрушено, а просто слушать рассказы гидов и не видеть их — скучно. Компания Piligrim XXI придумала решение этой проблемы. «Мы даем возможность туристам совершать полноценное путешествие с помощью удобного приложения для iOS и Android», — рассказывает Илья Коргузалов.

Питерская ИТ-компания Piligrim XXI первой в России вышла на международный рынок дополненной реальности в сфере путешествий. В 2014 году команда разработала специальную программу, благодаря которой туристы могут совмещать реальное путешествие в пространстве с перемещением во времени, например, увидеть вместо руин старинную крепость или посмотреть, как разворачивались великие сражения. Своими конкурентами разработчики называют Magic leap, Facebook и даже Snapchat.

«Технология дополненной реальности позволяет вписывать любые объекты архитектуры в окружающее пространство предельно реалистично. Достаточно навести свое мобильное устройство на указанное место, чтобы увидеть объемное изображение, например, замка или крепости. То есть наш проект не только воссоздает уже несуществующие или разрушенные до руин объекты, но и представляет на их историческом месте», — рассказал Илья.
Collapse )