luckyea77 (luckyea77) wrote,
luckyea77
luckyea77

Categories:

Оцифрованная культура

Не так давно, вечером 15 апреля, весь мир в прямом эфире наблюдал за тем, как горит один из символов Средневековья, храм-роман, храм-мюзикл — Собор Парижской богоматери. Сама реакция пользователей интернета на это событие, а также реакция на реакции достойны отдельного социологического и культурологического описания, но не они стали темой нашего сегодняшнего разговора.

На следующий день, когда пожар был потушен, стало ясно, что каменные стены собора уцелели, в отличие от новодельного шпиля XIX века и деревянной крыши XII-XIII веков (одной из старейших кровель мира). Встал вопрос о реставрации собора – и тогда оказалось, что у будущих реставраторов, которым уже исподволь ставят задачу восстановить храм к Олимпиаде 2024 года, есть сразу два важных подспорья.

Первое – это знаменитая игра Assassin's Creed: Unity компании Ubisoft. Авторы продукта, почти все действие которого происходит в соборе, не пожалели средств на команду дизайнеров под руководством Каролин Мюсс, которая «кирпичик за кирпичиком» создала цифровую копию собора – как внешнего облика, так и внутреннего убранства. Так что многие геймеры, никогда не бывавшие в храме, знали постройку лучше завзятых туристов.



Второе – это детище покойного архитектора Эндрю Таллона, который создал 3D-карту храма в 2015 году при помощи инфракрасного лазерного сканирования.



Так что оцифровка – научная во втором случае и игровая в первом – может сильно сэкономить время реставраторов, сделать саму реставрацию гораздо более точной (поскольку мы знаем очень много примеров малоудачных и даже фантастических реставраций). Правда, это, по словам специалистов, все равно не поможет закончить реставрацию быстрее десяти (а то и пятидесяти) лет, но, в любом случае, «цифра» защитит специалистов от домыслов и допущений.

Цифровые копии выдающихся памятников архитектуры создаются и в нашей стране. Кафедра исторической информатики исторического факультета МГУ создала виртуальную реконструкцию Страстного монастыря — это сложный и масштабный проект. Этого монастыря нет на карте Москвы – основанный в 1654 году у ворот Белого города, он был снесен в 1937 году, и сейчас вместо него мы можем любоваться лишь памятником Пушкину.

Здесь мы видим совсем другую ситуацию: исторические постройки исчезли до наступления «эпохи цифры». Однако благодаря современным технологиям, которые используют все доступные источники – фотографии, рисунки, обмерные чертежи, — мы можем не только увидеть 3D-модель монастыря и путешествовать по не существующей уже 80 лет обители, но и совершить путешествие во времени – ведь модель позволяет оказаться в монастыре в разные периоды его существования, за которые он сам и его окружение сильно изменились. Хотите попасть в конец XVII века – пожалуйста! Интересует начало прошлого века – извольте! Более того, для дотошных специалистов к цифровым моделям «подвязаны» цифровые копии всех источников, на которые опирались реконструкторы.

В этом смысле «цифровая реставрация» может позволить реставраторам будущего решать сложную этическую дилемму при восстановлении пострадавших древних построек. Вот вам пример: в Великую Отечественную войну в Великом Новгороде было разрушено и повреждено огромное количество древнейших памятников архитектуры, среди которых оказалась церковь Параскевы Пятницы на Торгу. Ее восстановление стало, пожалуй, одной из самых сложных задач для реставраторов за всю историю. Дело в том, что выдающийся реставратор и архитектор Григорий Штендер, обследовавший храм, нашел на памятнике следы как минимум 15 перестроек! И как быть с ними? Восстановить храм на момент 1207 года и уничтожить следы реконструкций другого времени, не менее важные для истории архитектуры?

В итоге ученые приняли решение укрепить памятник и восстановить его, сохранив основные перестройки. А чтобы получилось нагляднее, разные эпохи в истории здания обработали по-разному: 1207 год оставили неоштукатуренным, проявив структуру плинфы, XIV век отштукатурили и покрыли серой замазкой, как тогда было принято, а фрагменты XVII века (барабан и главу) побелили.

А ведь цифровая реконструкция могла бы помочь совершить путешествие во времени, вместе с собором погружаясь в глубь веков и наблюдая все 15 обликов храма последовательно – хотите, от XVIII века к XIII, хотите – наоборот.

Этими методами уже пользуются историки для воссоздания обликов древних городов – того, что уже невозможно восстановить никакими средствами (если, конечно, не сносить европейские столицы под корень). Вот, например, издательский проект Archeolibri выпустил документальный фильм – виртуальное путешествие в погибший во время извержения вулкана древнеримский город Помпеи в период его расцвета.



А вот — модель Лондона до Великого пожара 1666 года, которую создали шесть студентов из команды Pudding Lane Productions, созданной в университете де Монфор. Они победили в конкурсе Британской библиотеки и компании Crytek, сделав трехминутную виртуальную прогулку, основанную на исторических картах и гравюрах Лондона середины XVII века из коллекции Британской библиотеки. Анимация показывает несколько детально проработанных улиц у тогдашней восточной стены Лондона в районе Паддинг-лейн.



Но цифровизация касается не только памятников архитектуры. И, если честно, она началась еще до появления какой-либо электроники. Кто из нас не восхищался выдающимся произведением древнерусской архитектуры, «Словом о полку Игореве»? Сборник, содержавший этот текст, граф Алексей Мусин-Пушкин получил из библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря (по самой убедительной версии) в 1790-х годах. И если бы Мусин-Пушкин не «оцифровал» этот текст в 1800 году (читай – не издал бы его типографским методом), мы бы знали из него лишь короткие выписки и описания тех, кто его читал – ведь в 1812 году рукопись сгорела в особняке Мусина-Пушкина в огромном московском пожаре.

Конечно, сейчас оцифровка произведений живописи и литературы имеет в первую очередь научный характер – она призвана дать в руки ученым новые, немыслимые ранее инструменты. И это уже дает свои плоды.

Например, многое стало понятнее со знаменитым полотном Леонардо да Винчи «Мона Лиза». Возможность подробно изучать мельчайшие детали изображения, не приближаясь носом вплотную к хрупким, и так уже видавшим виды краскам тонкой доски из тополя (не холста), появилась у искусствоведов и всех остальных интересующихся после того, как французский инженер Паскаль Котте в 2004 году воссоздал электронную версию полотна. Он использовал созданную им фотокамеру, представляющую собой 240-мегапиксельный сканер, и потратил на построение и обработку изображения суммарно около трех тысяч часов. Стоит ли говорить, что разрешение получилось беспрецедентным.

Тогда разгадки тайн картины посыпались как из рога изобилия. Например, оказалось, что брови с ресницами у Джоконды были, но в процессе многочисленных реставраций стерлись, случайно или намеренно – неизвестно. А цвет, который мы видим сейчас, – лишь жалкое подобие того, что видели наши предки 500 лет назад: тогда и небо выглядело голубее, и трава с деревьями – зеленее, да и кожа женщины дышала нежным розовым румянцем, а не отдавала болезненной желтизной.

Сейчас исследователи завершают масштабный проект по оцифровке архивов Венецианской республики за тысячу лет ее существования.

Речь идет не просто о сканировании — алгоритмы машинного обучения позволят вести поиск и находить биографические и иные взаимосвязи внутри полученной информации. Проект Venice Time Machine запустили исследователи из Высшей политехнической школы в Лозанне (EFPL) в 2012 году. Новая техника обрабатывает не только сотни тысяч документов (от полицейских рапортов и писем послов до счетов и расписок), многие из которых никогда не изучались историками, но и живопись. В ближайшие годы сканеры проекта будут усилены технологией компьютерной томографии, благодаря которой содержимое ветхой книги можно будет распознать, не раскрывая ее. Если проект удастся (в чем, если честно, нет сомнений), то дальше оцифровке подвергнутся другие архивы, начиная с Амстердама.

Проекты более скромного масштаба есть и в нашей стране. Самый крупный из них – электронный архив «Рукописные памятники Древней Руси», важнейшей частью которого стал проект «Древнерусские берестяные грамоты». В рамках этого проекта оцифровываются и выкладываются в интернет (а, значит, быстро вводятся в научный оборот) уникальные документы – берестяные грамоты, которыми обменивались жители средневекового Новгорода и других древнерусских городов, сохранившие живую, не книжную речь наших далеких предков.

Этот проект – один из многих, которые кардинально изменили и облегчили жизнь историков, искусствоведов, реставраторов, филологов и других специалистов в гуманитарной области, которые, как недавно казалось, бесконечно далеки от цифры.

Пока что все подобные проекты не приносят дохода от использования цифровых копий памятников истории и культуры, хотя, очевидно, и дают огромную косвенную экономию: времени и транспортных расходов ученых, работающих с памятниками, а также средств, которые тратятся на реставрацию (как наверняка произойдет в случае с Собором Парижской богоматери).

Однако уже сейчас есть ростки нового рынка, который будет опираться именно на эти цифровые копии. Речь идет о рынке VR-туризма: виртуальная и дополненная реальность постепенно приходит в эту отрасль. Сейчас наблюдаются первые признаки этой революции.

Уже в ближайшем будущем при планировании отпуска вы сможете не только рассмотреть свой отель и номер со всех ракурсов, а не только с выгодных (на фото на сайте). Вы сможете прогуляться по цифровым копиям всех достопримечательностей той страны, куда собираетесь поехать, выбирая место отдыха. А потом – уточнить детали во время трансатлантического перелета. И, конечно, VR-экскурсии по древнему миру станут неотъемлемой частью школьных уроков истории.

Основной для такого рынка могут стать данные, накопленные в ходе глобальных проектов, таких, как проект CyArk, запущенный еще в 2003 году. Этот проект поставил перед собой цель «оцифровать» 500 великих памятников архитектуры и истории на случай уничтожения древних шедевров, или, наоборот, в помощь реставраторам, работающим с археологическими памятниками.

Данные компании IDC говорят о том, что в 2019 году рынок VR/AR должен составить уже $20,4 млрд, а к 2023 году — $94,63 млрд ($60,55 млрд — AR, $34,08 млрд — VR). Другие оценки дают рост до $182 млрд на 2022 год. Так что туристической индустрии и индустрии образования стоит приготовиться.

Tags: культура, технологии
Subscribe

Posts from This Journal “культура” Tag

promo luckyea77 june 21, 2015 20:04 29
Buy for 10 tokens
В этой записи я буду давать ссылки на посты с лекциями и уроками в этом блоге: Учебные материалы и тесты: 11 ресурсов для бесплатного образования Онлайн-курсы по высоким технологиям и инновациям Дистанционное образование в России (среднее профессиональное образование, бакалавриат, магистратура,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments