luckyea77 (luckyea77) wrote,
luckyea77
luckyea77

Начало

«Начало» (англ. Inception) — научно-фантастический триллер Кристофера Нолана, основанный на идее осознанных сновидений. Профессионалы промышленного шпионажа, использующие специальные приёмы для извлечения стратегически важной информации путём вторжения в сны других людей, осваивают новую технику — «внедрение» (видимо, более точный перевод оригинального названия фильма, в русском дубляже герои фильма используют слово «внедрение» там, где в оригинале звучит inception) идеи в сознание человека через его сновидение. Важную роль в фильме играет технология, позволяющая нескольким людям погружаться в один и тот же сон. В жанровом отношении «Начало» напоминает традиционный «фильм-ограбление», с той разницей, что целью является не похищение объекта, а внедрение идеи в сознание жертвы.

Работа над картиной стартовала в начале 2000-х, когда Нолан написал 80-страничное изложение сюжета о похитителях снов. В 2001 году он обсуждал идею фильма с кинокомпанией Warner Bros., но пришёл к выводу, что экранизация такого сюжета не может быть малобюджетной, а опыта съёмок блокбастеров в то время у него не было. Только после завершения работы над таким рекордсменом кассовых сборов, как «Тёмный рыцарь», Нолан почувствовал в себе силы вернуться к «Началу». Первым делом он за полгода отшлифовал сценарий, который студия в конце концов одобрила и приобрела у него в феврале 2009 года. Съёмки картины начались в Токио в июне, а закончились в Канаде в ноябре того же года.

Бюджет фильма составил 160 млн $, расходы поделили между собой Warner Bros. и Legendary Pictures. Репутация Кристофера Нолана и ошеломляющий успех «Тёмного рыцаря» позволили потратить на рекламу картины 100 млн $. Премьера состоялась в Лондоне 13 июля, на три дня раньше выхода фильма в обычных кинотеатрах (включая формат IMAX). Фильм получил положительные отзывы кинокритиков, собрав в первый день североамериканского проката 21 млн $, а за выходные — 62,7 млн $, что стало лучшим результатом для оригинальной кинофантастики (если не брать в расчёт «Аватар»). Фильм занимает 13-ю строчку списка 250 лучших фильмов по версии IMDb и 8-ю строчку списка 250 лучших фильмов по версии пользователей «КиноПоиска».



[Сюжет]
Доминик Кобб (Леонардо Ди Каприо) занимается промышленным шпионажем, используя технологию совместных сновидений (PASIV). В начале фильма Кобб пытается получить важные сведения у японского бизнесмена по имени Сайто (Кэн Ватанабэ), но терпит неудачу. После этого Сайто сам выходит на Кобба и предлагает ему работу: нужно осуществить внедрение — с помощью сна внушить Роберту Фишеру (Киллиан Мёрфи), сыну энергетического магната Мориса Фишера (Пит Постлетуэйт), идею, которая могла бы разрушить империю его отца. Взамен Сайто поможет Коббу легально вернуться в США, где остались его дети.

Многие считают внедрение невозможным, но Кобб соглашается. Для внедрения им потребуется ввести объект в три уровня сна, и чтобы при этом сон был стабилен, требуется специальное снотворное, которое приготовит фармацевт Юсуф (Дилип Рао). Однако из-за этого снотворного невозможно покинуть сон, если «умереть» внутри сна — только через выброс. Также они обучают нового архитектора — Ариадну (Эллен Пейдж) и находят имитатора — Имса (Том Харди).

Ещё одна сложность: Коббу в снах является проекция его погибшей жены — Мол (Марион Котийяр). Но Кобб не может отказаться от участия в операции, потому что только он знаком с техникой внедрения. Кроме того, Фишер, как оказалось, проходил подготовку против шпионажа через сон. После погружения в первый сон Юсуфа героям приходится скрываться от погони проекций Фишера. Во время этого сна герои притворяются похитителями, пытающимися выведать у Фишера код от сейфа. Фишер никакого кода не знает, и по требованию похитителей называет случайную комбинацию. Скрываясь от погони в микроавтобусе герои, кроме Юсуфа уходят во второй сон (Артура).

Во втором сне герои оказываются в отеле. Кобб убеждает Фишера, что похищение во сне было организовано Браунингом, чтобы узнать код и уничтожить завещание. Они убеждают его погрузиться в один сон с Браунингом, чтобы выведать его истинные мотивы. Тем самым они спускаются в сознание Роберта ещё глубже. Артур остаётся в гостинице для их защиты.

Третий сон (Имса) происходит в засыпанной снегом крепости. Сайто и Роберт начинают поиск хранилища с сейфом, а Кобб и Ариадна вместе с Имсом отвлекают охранников. При этом герои пропустили выброс, который должен был случиться, когда Юсуф врезался в ограду моста. Сайто умирает от ран, а Мол в крепости убивает Роберта прежде, чем тот вошёл в хранилище. Кобб убивает Мол. Ариадна предлагает вернуть Роберта к жизни, войдя в лимб.

В лимбе Кобб объясняет, почему ему является Мол: однажды Кобб и Мол вместе проникли в лимб, где прожили в мире собственных фантазий десятки лет. Но со временем такая жизнь стала для Кобба невыносимой, в то время как Мол предпочла отречься от настоящего. Когда Кобб захотел вернуться в реальный мир, Мол отказывалась. Тогда Кобб внедрил Мол идею о том, что её мир нереален и нужно умереть, чтобы проснуться и вернуться домой. Только вернувшись, Мол не могла избавиться от ощущения что её мир по прежнему ненастоящий и через некоторое время решила совершить самоубийство, чтобы вернуться, как ей казалось, в настоящую реальность. Кобб не смог её отговорить. При этом Мол подстроила всё так, чтобы её самоубийство выглядело будто её убил Кобб, и теперь он не мог вернуться в США. После диалога с Мол Кобб нашёл Фишера и смог вернуть его в третий сон.

Вернувшись в третий сон, Фишер разговаривает в крепости с проекцией своего погибшего отца. Морис говорит, что разочарован не тем, что его сын не смог пойти по его стопам, а тем, что пытался сделать это. Сейф содержит бумажное завещание и предмет из детства Роберта, помогающие ему пережить катарсис. Роберт решает разделить отцовскую корпорацию, стремясь самостоятельно добиться успеха.

Серией выбросов (Ариадна прыгает с балкона, в третьем сне взрывается крепость, во втором — Артур с помощью взрывчатки толкает лифт, а в первом фургон падает в воду) герои, кроме Кобба и Сайто возвращаются в первый сон. Кобб остался в лимбе искать Сайто. Он нашёл его дряхлым стариком, но тот не забыл о договоре с Коббом. Когда заканчивается действие снотворного, все просыпаются в самолёте. Кобб наконец-то может вернуться домой и увидеть своих детей.


Открытый финал

В финальной сцене оставлен элемент неопределённости в стиле «Бегущего по лезвию»: экран затемняется как раз в тот момент, когда волчок начинает едва заметно вибрировать, возможно, готовясь прекратить своё вращение. Многое в фильме показано глазами Кобба. Зритель видит, как по ходу повествования растёт его зависимость от волчка, как он теряет осознание того, что в этом мире реально, а что — нет. Особенность последней сцены в том, что Кобб больше не смотрит на волчок.

Нолан признаёт, что большую роль играют в фильме дети Кобба (каждого играют по два актёра), точнее то, как он представляет их себе, — по словам режиссёра, «это сочетание фантазии, воспоминаний и сновидений» — однако отвергает распространённое суждение, будто в конце фильма Кобб встречает своих детей в тех же позах и одежде, которые ему уже вспоминались прежде. Наблюдательный зритель заметит, что через фильм пропущены и другие повествовательные мотивы, служащие индикаторами того, где происходит действие — во сне или в реальности. Во сне Кобб ощущает присутствие жены, чувствует себя по-прежнему женатым, поэтому на его пальце всегда заметно обручальное кольцо. В реальности (включая самую последнюю сцену) он кольца уже не носит. Волчок крутится бесконечно долго только во сне. Во всех сценах, где Кобб не носит кольца, волчок в конце концов уступает физическим законам и останавливается.

«Неопределённость вплетена в самую ткань фильма. Фильм не даёт однозначных ответов», — комментирует финальную сцену режиссёр. Он признаёт, что у него есть своё мнение о том, что происходит в конце фильма. Но для него важно, чтобы зритель смотрел на эту сцену глазами главного героя, у которого недостаточно данных, чтобы сделать однозначный вывод. По его словам, принципиальна психологическая подоплёка: в конце фильма Кобб не следит за движением волчка, так как его уже не волнует, реально происходящее или нет. Реальность это или сон — не имеет для него такого уж большого значения.

Терминология

Фильм использует свою систему терминов и понятий, описывающих процесс погружения в чужие сны.

Архитектор (англ. the architect) — специалист, задающий иллюзорный мир для чужого сна. Цель архитектора при извлечении — спроектировать сон так, чтобы спящий не мог отличить его от реальности, и создать для спящего максимально сложный лабиринт сна, из которого жертва не могла бы легко выбраться. Архитектором в фильме в одной из начальных сцен (попытка похищения информации из подсознания Сайто) является Нэш, в остальной части фильма — Ариадна. Главный герой Кобб раньше также был архитектором, но из-за того, что Мол стала появляться в его подсознании, перестал проектировать сны, чтобы не знать устройства лабиринта и, таким образом, его не знала бы Мол.
Имитатор (англ. the forger) — специалист по перевоплощению. Во сне способен вжиться в образ любого человека. Обычно имитатор используется для манипулирования объектом. В фильме Имс перевоплощается в Браунинга и в девушку.
Внедрение (англ. inception) — процесс зарождения идеи, помещения её в чужое подсознание. Считалось невозможным, так как человеческий мозг отторгает привнесённые извлекателями идеи как чужеродные. В действительности название фильма на русском должно звучать хотя бы как «Внедрение», поскольку именно такой перевод данного термина употребляется в фильме. В одном из трейлеров есть фраза «Это называется „Начало“», относящаяся именно к разъяснению идеи внедрения.
Выброс (англ. kick) — процесс, позволяющий запертому в чужом сне извлекателю экстренно покинуть сон. Осуществляется посредством «опрокидывания» спящего человека, нарушения его равновесия: вестибулярный аппарат спящего должен сообщить мозгу об опасности и заставить его пробудиться. Однако, во время многоуровневого сна выброс можно осуществить только для тех, кто находится на один сон глубже. Для снов внутри других снов используется ступенчатая система выбросов. Чтобы предупредить извлекателей о предстоящем выбросе используется песня Non, je ne regrette rien.
Лимб (англ. limbo) — глубокий уровень подсознания, где время течёт бесконечно долго. Находящийся в лимбе уже не может проснуться естественным образом. Извлекатели очень боятся лимба: считается, что пребывание в нём разрушает разум. Сильное снотворное Юсуфа было опасно именно тем, что даже в случае смерти во сне не произойдёт выброс, спящий переместится в лимб. Лимб можно сравнить с состоянием комы. Сам термин происходит от религиозного понятия лимб.
Проекция (англ. projection) — образ, созданный подсознанием участника сна персонаж. Личности проекций — это не более чем отражения психики самого участника. Пока человек не начинает подозревать, что спит, его проекции подчиняются логике сна. Однако, когда сон становится осознанным, проекции реагируют на вторгнувшегося в сон извлекателя, стягиваясь к инородному объекту и пытаясь уничтожить его. Члены команды извлекателей удерживают свои проекции, чтобы не принести их в сон, сами же притворяются проекциями объекта.
Сновидец (англ. the dreamer) — «хозяин» сновидения, человек, в чьём сне в текущий момент находятся извлекатели. Сам сновидец тоже присутствует в своем сне, но погружаться в более глубокие сны не может. В фильме сновидцем сна о дождливом городе является Юсуф, сна об отеле — Артур и сна о снежной крепости — Имс.
Тотем (англ. totem) — предмет, позволяющий определить реальность происходящего, то есть не находится ли его хозяин в чьём-либо сне. Никто, кроме хозяина, не должен прикасаться к тотему, потому что только хозяин тотема должен точно знать его характеристики и свойства. В противном случае архитектор сможет создать копию тотема во сне, и человек не сможет определить: спит он или нет. Так, тотем Артура — шулерская игральная кость со смещенным центром тяжести, баланс которой точно знает только сам Артур, тотем Ариадны — латунный шахматный слон с высверленным в одной части основания углублением, таким образом в реальности он будет падать на определённую сторону, в отличие от сна. Тотем Кобба — оловянный волчок, ранее принадлежавший Мол: если закрученный волчок останавливается и падает — Кобб в реальности, если продолжает вращаться бесконечно — Кобб находится во сне.
Устройство PASIV (англ. Portable Automated Somnacin IntraVenuous Device, букв. «портативное автоматическое устройство внутривенного ввода сомнацина») — устройство, делающее возможным погружение в чужие сны. Было разработано военными в качестве учебного тренажёра для солдат. Устройство помещается в чемодане, спящему в вену руки вводится игла капельницы. С помощью устройства в кровь спящих вводится вымышленное лекарство сомнацин. Само устройство в фильме не имеет названия, и принцип его работы не объясняется; информация об устройстве исходит от вирусного сайта pasivdevice.org, созданного кинокомпанией Warner Bros. в рамках рекламы фильма.

В ролях

Леонардо Ди Каприо — Доминик Кобб, Извлекатель. Человек, специализирующийся на охране подсознания, но способный красть идеи для своих целей.
Кэн Ватанабэ — Сайто. Бизнесмен, предложивший Коббу сделку и помогающий его команде осуществить её. Изначально отправляется с целью контроля за успехом операции.
Джозеф Гордон-Левитт — Артур, Проводник. Отвечает за детали операции.
Марион Котийяр — Мол. Покойная жена Кобба, преследующая его в мире снов.
Эллен Пейдж — Ариадна, Архитектор. Выпускник архитектурного колледжа, занимается построением мира сновидений. Возможно, названа в честь героини древнегреческого мифа Ариадны, которая помогла Тесею покинуть Лабиринт Минотавра.
Том Харди — Имс, Имитатор. Профессиональный вор, член команды Кобба, может создать образ любого человека.
Киллиан Мёрфи — Роберт Фишер, Объект. Глава бизнес-империи и последнее задание Кобба.
Том Беренджер — Питер Браунинг. Крёстный отец Фишера.
Дилип Рао — Юсуф, Химик. Создаёт специальные снотворные, помогающие членам команды попасть в мир сновидений.
Лукас Хаас — Нэш. Бывший Архитектор Кобба.
Майкл Кейн — Майлс. Наставник Кобба, учитель и его тесть. Также является профессором в колледже Ариадны. Присматривает за детьми Кобба.
Пит Постлетуэйт — Морис Фишер. Умирающий отец Фишера. Возможно, его имя является отсылкой к художнику Морису Эшеру.
Талула Райли — блондинка, образ которой принял Имс.

Актёры Кэн Ватанабэ, Майкл Кейн и Киллиан Мёрфи ранее играли в фильмах Нолана о Бэтмене, Джозеф Гордон-Левитт, Том Харди и Марион Котийяр также позднее снялись в третьем из них.

Создание

Нолан работал над сценарием около 10 лет. Когда он впервые начал вынашивать идею фильма, в Голливуде выходили блокбастеры, ставившие под сомнение «реальность реальности»: режиссёр относит к ним «Матрицу», «Тёмный город», «Тринадцатый этаж» и (с оговорками) своё собственное «Помни». Он ведёт ниточку влияний далее в прошлое к рассказам Борхеса о стыкующихся снах («В кругу развалин»), о минутных снах, которые переживаются как годы («Тайное чудо»).

Мир фильма «Начало» был полностью разработан Кристофером Ноланом. Фактически это сегодняшняя реальность, за вычетом одного — разные люди способны одновременно видеть один и тот же сон. Иными словами, сон лишается своей замкнутости на конкретном человеке, порождая совершенно новые возможности. Перспектива проникновения в чужие сны, получения доступа к знаниям и мыслям другого привела Нолана к вопросу: «А что если некто захочет воспользоваться этим для собственных целей?»

По словам Нолана, годы ушли на то, чтобы насытить структуру фильма-ограбления, по его мнению, весьма гламурного и довольно поверхностного, глубинными эмоциональными мотивировками. Для этого пришлось ввести в сценарий классическую роковую женщину, которая в традиции фильмов-нуар воплощает «невроз главного героя», порождая в нём тревогу «насчёт того, как мало он знает любимого человека».

На сверхрискованное предприятие главного героя толкает стремление изжить вину в смерти жены. Эта повествовательная конструкция имеет много общего с другими фильмами, начиная с «Помни» самого Нолана и заканчивая «Островом проклятых» Скорсезе (главную роль в котором сыграл тот же Ди Каприо). Вина как внутреннее ощущение незавершённого дела, неисполненного долга гложет главных героев почти всех фильмов Нолана, мешая им в достижении сознательно поставленных целей.

Производство

11 февраля 2009 года кинокомпания Warner Bros. Pictures анонсировала начало производства фильма «Начало», были куплены права на экранизацию сценария, написанного самим режиссёром. Съёмки начались в Токио 19 июня. Остальные места съёмок включают Лос-Анджелес, Лондон, Париж, Танжер и Калгари. Основные съёмки фильма начались 13 июля.

Фильм был снят с использованием как современных цифровых, так и разнообразных плёночных технологий; Нолан не стал снимать камерой IMAX, как в случае с фильмом «Тёмный рыцарь»: «мы не считаем, что будем иметь возможность снимать в IMAX из-за размеров камер, поскольку в фильме будут потенциально сюрреалистические сцены, сны и так далее. Я хотел, чтобы они максимально были приближены к реальным». Тем не менее фильм снимался на негатив 65 мм (как и IMAX) камерами Super Panavision 70, цифровыми камерами высокого разрешения с записью на носитель HDCAM SR, камерами VistaVision (35 мм с горизонтальным расположением кадра) и 35 мм камерами Arriflex 235 и Arriflex 435.

Релиз и маркетинг

В России показ фильма «Начало» в кинотеатрах начался 22 июля 2010 года. Первый тизер предварял показ фильма «Бесславные ублюдки» летом 2009 года. Стандартный трейлер демонстрировался перед показом «Шерлока Холмса» в декабре. Третий и последний трейлер дебютировал в IMAX во время показа «Железного человека 2» в мае 2010.

Весной 2010 года была начата вирусная маркетинговая кампания, посвящённая выходу в июле фильма «Начало». Вирусный маркетинг проявлялся в виде плакатов, объявлений и странных сайтов, связанных с темой кинофильма. 7 июня 2010 года был выпущен короткометражный фильм в HD-формате на Yahoo! Movies. Всего на маркетинг фильма кинокомпания Warner Bros. потратила 100 млн долларов.

Сюжетные хитросплетения «Начала» породили широкое обсуждение в Интернете. А. О. Скотт из The New York Times иронически заметил по этому поводу: «Куда прикольнее читать пылкие споры поклонников „Начала“, чем подвергнуть себя испытанию повторного просмотра этого фильма».

Критические отзывы

По оценке ресурса Rotten Tomatoes девять критиков из десяти высказались о фильме положительно. Самые первые рецензии были просто восторженными, но после начала широкого проката тон оценок сменился на более взвешенный. «Эта прекрасная вещица больше похожа на вечно вращающийся волчок, чем на живой организм. Можете назвать „Начало“ усложнённой видеоигрой с той оговоркой, что не вы играете в неё, а она играет вами», — так высказался о фильме Ричард Корлисс из журнала TIME.

Влиятельнейший американский кинокритик Роджер Эберт выставил фильму высший балл из возможных: «В наше время фильмы частенько кажутся извлечёнными из мусорной корзины: сиквелы, римейки, киносерии. Создатели „Начала“ проделали более сложную работу. Фильм представляет собой совершенно оригинальное творение, начатое с белого листа». Он расхвалил эмоциональную составляющую фильма: идеализированная героиня Марион Котийяр служит для главного героя эмоциональным магнитом, это неизменное начало в постоянно меняющемся мире его снов. По итогам года Эберт включил «Начало» в свою десятку лучших фильмов.

Корлисс, наоборот, пишет, что фильм больше задевает не душу, а рассудок, следуя в этом по стопам классических европейских головоломок наподобие «В прошлом году в Мариенбаде» (1960). Менее снисходителен к фильму А. О. Скотт из The New York Times: он не видит в фильме глубинной философской проблематики, одни только туманные намёки на неё. «Русский Newsweek» полагает, что Нолан снял «неглупый летний блокбастер» о таких же крепких профессионалах, как и он сам, «которые умеют строить разные здания, но предпочитают однотипные офисные пространства». Наиболее часто можно встретить следующие претензии к фильму:

Отсутствие подлинной оригинальности. Проникновение в чужой сон с целью оказания воздействия на сновидца — идея, разрабатывавшаяся в кино и до Нолана (например, в аниме «Паприка»; В пятой серии третьего сезона сериала «Sliders» главные герои входят в общий сон с помощью химических препаратов). «После „Матрицы“, „Аватара“, а теперь ещё и этого, валяться и дёргаться во сне с привинченными к башке электродами — это, видимо, новый рок-н-ролл», — шутливо пишет британская The Guardian. А. О. Скотту сновидения героев напомнили боевики средней руки: «Большую часть времени одни мужики с пушками преследуют других — в машинах по залитым дождём улицам Лос-Анджелеса, пешком по коридорам элегантно-старомодного отеля, на лыжах и снегоходах по ледяному альпийскому пейзажу, который, вероятно, только что покинул Джеймс Бонд». Александр Кисилев, обозреватель «Мира фантастики», считал, что вторичность заложенной идеи в фильме не важна. Глубокий, зрелищный, трогательный и неформатный блокбастер «стоит посмотреть всем любителям качественной фантастики».

Схематичность технологии проникновения в чужой сон. Рецензент Allmovie отметил, что подобно истинным снам «Начало» заставляет зрителей принять на веру художественные координаты фильма и видеть в них смысл, однако по выходе из кинотеатра начинают маячить многочисленные логические несостыковки. Например, в фильме не объясняется, в чём именно состоит «технология» совместных сновидений. В фильме Кроненберга «Экзистенция», с которым часто сравнивают «Начало», это было возможно благодаря вживлению в тела «биопортов» и использованию «биокабелей». Даже Эберт признаёт, что безупречно выдержанная логика стандартного боевика наполняет рассказ большим смыслом, чем он, вероятно, имеет на самом деле.

Сновидения неотличимы от реальности. Сновидения у Нолана рационально выстроены и упорядочены, что не соответствует спутанности, иррациональности реальных снов. «Подсознание, как Фрейд, да и множество великих режиссёров вроде Хичкока, прекрасно знали, — место совершенно неуправляемое, лабиринт неприемлемых желаний, закодированных секретов, шуток, страхов», — пишет The New York Times. Английский критик Райан Гилби (New Statesman) сравнил просмотр фильма с «заточением в бизнес-классе самолёта, которому не дают разрешения на взлёт и где генеральные директора на протяжении двух с половиной часов дискутируют о своих снах». В сходном ключе высказывается Лидия Маслова из «Коммерсанта»: «Железобетонная логика, некоторый недостаток сюрреализма и, если угодно, лёгкого бреда мешает воспринимать как сон само „Начало“».

Многие из пишущих о фильме видят в миссии главных героев метафору кино как деятельности, при которой режиссёр и съёмочная группа «внедряют» идею в головы зрителей. «Представлению о том, что просмотр фильма в кинотеатре подобен совместному сновидению, уже сто лет», — констатирует Корлисс, которому диалоги Кобба с Ариадной напомнили консультации режиссёра с художником-постановщиком. The Guardian пишет, что зритель подобен спящему ещё и в том, что принимает за данность своё присутствие на той или иной сцене фильма.

Сиквел

Несмотря на то, что Кристофер Нолан не находит необходимым снимать продолжение фильма, сиквел весьма возможен. Об этом заявил актёр из первой части Том Харди в интервью британскому телевидению. По словам Харди, он не знает точно, состоится ли сиквел, но его контракт предполагает участие в нем. Киностудия Warner Bros. из-за ошеломительного успеха фильма явно намерена снять продолжение и снова собрать огромные кассовые сборы, так что Нолан может изменить своё мнение. Тем не менее это ещё не означает, что сиквел состоится.


Tags: виртуальная реальность, кино, фильм
Subscribe
promo luckyea77 june 21, 2015 20:04 30
Buy for 10 tokens
В этой записи я буду давать ссылки на посты с лекциями и уроками в этом блоге: Учебные материалы и тесты: 11 ресурсов для бесплатного образования Проект "Лучшие кадры лучшей страны" Онлайн-курсы по высоким технологиям и инновациям Дистанционное образование в России (среднее профессиональное…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment