luckyea77 (luckyea77) wrote,
luckyea77
luckyea77

Это фантастика: Как человечность заменила спецэффекты

Ответ на вопрос, зачем смотреть фантастику, кроется в понимании того, как на самом деле устроены хорошие сай-фай-фильмы. Можно сколько угодно говорить, что мы ходим в кино смотреть на спецэффекты в 3D и предаемся эскапизму в обнимку с попкорном. Но на самом деле, глядя на свет планет далекой-далекой галактики или же на неоновый Гонконг будущего, мы все равно невольно ищем ответы на вечные вопросы про себя, человеческие отношения, вселенную и вообще. Не зря нам западают в душу не взрывы и лазерные мечи, а близкие сердцу герои, пусть и помещенные в необычный антураж: чем удивительнее их мир, тем понятнее получается рассказать о простой человечности, сопереживании, решить моральные дилеммы без груза привычных ассоциаций. Будущее как будто при этом уже наступило, так что самое время наконец попробовать понять что-то про то, как мы устроены. Разбираемся, как с этой задачей справляются главные независимые сай-фай-картины последних лет — от «Луны 2112» Дункана Джонса до «Побудь в моей шкуре» Джонатана Глейзера с инопланетной Скарлетт Йоханссон в главной роли.

Научная фантастика на самом деле никогда полностью не была ни про науку, ни про фантастику. Начиная с Жюля Верна и Герберта Уэллса, в глубине историй о путешествиях во времени, инопланетянах и удивительных изобретениях всегда скрывались совсем другие вещи: размышления о человеке и попытки ответить на вечные вопросы про него — только через неожиданные ситуации и странные метафоры. Авторы расширяли границы современной им реальности, чтобы поместить человечество в новую среду — и в процессе что-нибудь понять про людей. Что будет с нами, если мы станем бессмертными? Что будет с обществом, если на Землю нападут захватчики с других планет? Что случится, если человек создаст разумную машину? Нормально ли будет усыновить ребенка-робота? Звучит немного по-идиотски — но в итоге ответы на эти вопросы подтверждали простые и нужные гуманистические ценности; нигде так не верили в человека, человечество и человечность за последние полтора века, как в научной фантастике.

Она возникла как реакция на технологический прогресс. Как только людям показалось, что технологии перестали быть просто инструментом, а связываются с нами накрепко и влияют на то, как работает общество, они начали придумывать, что будет дальше и что будет с нами, если технологии и мир изменятся еще больше. Впрочем, если вынуть из научной фантастики всю фантастическую составляющую, смысл никуда не денется — главной темой все равно останутся люди.

Потом научная фантастика переместилась на экраны, и практически без изменений. Режиссеры, впрочем, очень сильно заинтересовались антуражем — всем тем, что окружает суть любой научно-фантастической истории, и тем, что можно изобразить. Города будущего. Космические полеты. Странные существа. Чем в первую очередь была известна «Планета обезьян» в свое время? Гримом, за который фильм даже получил «Оскара» — прекрасную Ким Хантер, игравшую доктора Зиру, было совершенно не узнать. Или «Космическая одиссея 2001 года» — великое кино о границах человеческого, в котором тем не менее идеально исполнена технологическая, внешняя часть — все эти космические корабли, скафандры и умные компьютеры. Смысл никуда не делся, но кинематограф влюбился в визуальную составляющую сай-фая.

Мощная визуализация придала научной фантастике отстраненность. Странные истории стали еще более странными от того, что их стало возможно не только читать со страниц книг, но и видеть собственными глазами, — это сложно объяснить, но даже самый лучший научно-фантастический фильм смотрится как будто под толстым стеклом, все происходит как будто очень далеко. Например, «Бегущий по лезвию», лучший в истории фильм о смерти — и безумно красивый, но вся футуристичность и фантастическая составляющая делает его несколько отстраненным, не до конца человечным (и в этом, может быть, секрет гениальности классических научно-фантастических фильмов). Совершенно нечеловечная Рейчел при этом заставляет зрителя задать себе крайне гуманистический вопрос. Сейчас, впрочем, эта отстраненность начала пропадать. Потому что теперь мы живем в будущем.

Похоже на безумие (потому что каждый момент — будущее по отношению ко всем предыдущим), но это правда: в наше время технологии так быстро меняются и развиваются, что XXI век невероятно футуристичен по сравнению с предыдущими. Вещи, которые раньше показывали в качестве фантастических, для нас реальность. Взять, например, «Скайп». Видеозвонки были самой распространенной мечтой в старом научно-фантастическом кино, они есть везде — даже в «Космической одиссее». Для нас это такая же простая вещь, как обычный телефон. Но дело даже не в этом, если задуматься, мы чувствуем себя в будущем. Когда вы последний раз удивлялись какой-нибудь технологической идее, описанной в научной фантастике? На это жалуются многие авторы: мир сейчас находится в таком состоянии, что придумать что-то в научной фантастике, не отталкиваясь от того, что мы уже видим вокруг, невозможно.

Кино среагировало соответствующе: оно отбросило весь лишний антураж и оставило лишь самые кости, каркас и суть научной фантастики. В 2014 году многие странные киноистории про инопланетян, путешествия во времени и изобретения — это снова истории про людей. У писателей-фантастов существует постулат, что в одном произведении читатель готов без вопросов принять на веру одну условность (ну, например, что люди научились загружать сознание в компьютер или что путешествия во времени возможны), а все остальное уже нужно выводить из нее или как-то объяснять.

Новая кинофантастика — ровно эта одна условность, вокруг которой выстроена история про людей. «Дитя человеческое», фильм, где у людей перестали рождаться дети, — лучшее высказывание про бессмертие; «Луна 2112» с одиноким Сэмом Рокуэллом на спутнике Земли — про индвидуальность, и так далее. «Побудь в моей шкуре» тоже отталкивается от одной условности — что существуют инопланетяне — и задает сразу несколько простых и важных вопросов.

Перенасыщенные, богатые визуальными эффектами и сложным антуражем научно-фантастические фильмы тоже никуда не делись, но ближе всего к духу старой фантастики сейчас именно эта волна — минималистичные, технологически простые фильмы молодых режиссеров, которые возвращают фантастику к гуманизму. Уже упомянутые «Дитя человеческое» и «Луна 2112». «Детонатор» Шейна Кэррата. «Другая Земля» Майка Кэхилла. Все эти фильмы так или иначе деконструируют сай-фай, ломают законы (во всех этих фильмах, например, на самом деле ничего толком не происходит) — но в итоге остаются верны корням.

Если мы живем в будущем и технологии больше никого не удивляют, то зачем вообще нужна научная фантастика в этих историях? Почему «Детонатор» нельзя было сделать историей про двух друзей-подлецов, делающих стартап, а «Побудь в моей шкуре» — про девушку-убийцу на дорогах Шотландии? Потому что это до сих пор лучший способ поговорить о самых важных и базовых ценностях. Все абсурдные научно-фантастические условности это не только метафоры — это еще и способ взглянуть на вещи под новым, странным углом, перевернуть все с ног на голову. «Побудь в моей шкуре», кроме прочего, это еще и взгляд на людей глазами инопланетного существа (вы только вдумайтесь) — и никто пока не придумал способа увидеть людей по-новому лучше.

Tags: фантастика
Subscribe
promo luckyea77 june 21, 2015 20:04 30
Buy for 10 tokens
В этой записи я буду давать ссылки на посты с лекциями и уроками в этом блоге: Учебные материалы и тесты: 11 ресурсов для бесплатного образования Проект "Лучшие кадры лучшей страны" Онлайн-курсы по высоким технологиям и инновациям Дистанционное образование в России (среднее профессиональное…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment