luckyea77 (luckyea77) wrote,
luckyea77
luckyea77

Category:

EduNet: знания — в каждый мозг (часть 2)

Часть 1 Часть 2

Сквозные технологии

EduNet — это прежде всего новые подходы к обучению, однако базируются они на новых технологических решениях. В правой части схемы EduNet вы можете видеть перечень сквозных технологий, которые пронизывают новые рынки (перечень смежных с EduNet рынков можно увидеть в левой части таблицы).

Совокупность новых технологий и устройств, применяемых в образовании, часто называют EdTech: на него приходится до 4 % от совокупного объема всего оборота рынка образования, и эта доля растет. Лидируют тут компании из США, также сильны позиции организаций из Юго-Восточной Азии. В числе самых заметных игроков в международном масштабе можно назвать VIPKid, 17zuoye, Byju’s, Yuanfudao, Udemy, Age of Learning, iTutorGroup, Udacity, Coursera и HuJiang. Все эти компании являются яркими представителями вышеуказанных рынков.

На российском EdTech-рынке крупнейшими игроками являются Skyeng, «Нетология-групп», iSpring, Maximum Education и «Умней».

EdTech нравится инвесторам. «Несмотря на то, что 2018 год стал знаменательным для глобальных инвестиций в технологии обучения, когда их общий объем достиг невероятных 16,34 млрд долл., он бледнеет по сравнению с инвестиционными моделями 2019 года», — отмечал Сэм С. Адкинс, главный аналитик компании Metaari, по оценке которой, в 2019-м сектор привлек 18,66 млрд долл.

Из общей суммы вложений 2019 года на венчурные инвестиции пришлось 7 млрд долл. (в 2010 году их было 0,5 млрд долл.). Из них 312 млн долл. в 2019-м достались 13 компаниям по электронному обучению — этот показатель упал по сравнению с 2018-м (398,5 млн долл.) и 2017-м (416 млн долл.). Зато с 2,89 млрд в 2018-м почти на миллиард долларов выросли инвестиции в EdTech-разработки на основе искусственного интеллекта. Также с 1,96 до 2,97 млрд долл. выросли вложения в компании, занятые мобильным обучением.

Наиболее привлекательным для инвесторов в 2019 году стал рынок Китая: инвестиции в EdTech КНР составили около 3,9 млрд долл.

Эксперты прогнозируют троекратный рост венчурных инвестиций в мире в течение следующего десятилетия.


Рисунок 9. Источник: EdMarket.Digital

Распределение среди сегментов рынка прогнозируется следующее:


Рисунок 10. Источник: https://www.toptal.com/finance/market-research-analysts/edtech-trends-2020

Среди основных технологий EdTech, значимых для рынка EduNet, можно выделить следующие:

Онлайн-образование

Считается, что первым полномасштабным образовательным онлайн-проектом стала инициатива OpenCourseWare. В 2001 году ее запустил Массачусетский технологический институт, открывший доступ к ряду своих учебных программ для всех желающих.

Сегодня в мире насчитывается более 11 тыс. популярных открытых образовательных программ, занятия в рамках которых посетили более 20 млн слушателей. Объем рынка онлайн-образования на 2019 год оценивался от 50 до 205 млрд долл. (по оценке Global Market Insights). При этом 53 % рынка пришлось на США, еще 22 % — на страны Азии, 16 % — на Евросоюз. К 2023-му объем мирового рынка онлайн-образования может превысить 282 млрд долл. при среднегодовых темпах роста на уровне 7–10 %. По итогам 2019 года этот показатель составлял 205 млрд долл.


Рисунок 11. Источник: EdMarket.Digital

Хотя сейчас в этом сегменте лидируют США, наиболее благоприятные перспективы роста у стран Азиатско-Тихоокеанского региона. По прогнозу экспертов, в период с 2019 по 2024 г. рост CAGR там составит +19,40 % против +10,26 % в среднем по миру. При этом, как отмечают в Navitas, крупнейшие игроки в сфере онлайн-образования в Китае в основном сосредоточены на школьном образовании и обучении английскому языку. Для сравнения: большинство крупных американских образовательных сервисов стремятся к глобальной экспансии и фокусируются на life-long learning и высшем образовании.

Если говорить о российском B2C-рынке, то по итогам 2019 года его объем достиг 38,5 млрд руб. при среднегодовых темпах роста на уровне 20 %. Эксперты сервиса «Яндекс.Кассы» и «Нетологии» оценивают прошлогодний рост более чем в 60 %. Половину рынка занимает дополнительное образование для взрослых. Самые популярные продукты — иностранные языки, маркетинг и реклама, IT, дизайн, менеджмент.

Эксперты прогнозируют, что к концу 2023 года объем рынка может превысить отметку в 60 млрд руб. в год при среднегодовых темпах роста на уровне 12–15%.

С августа 2017-го по октябрь 2019-го в российском сегменте онлайн-образования было зафиксировано 45 публичных сделок. Однако достоверно известен размер лишь 33 сделок на общую сумму 55 млн долл. Девять сделок прошли с участием иностранных инвесторов.

Среди крупных отечественных инвесторов в сегмент отметим «Яндекс», который в марте 2020 года объявил о создании первой платформы для полноценного дистанционного обучения (проект «Яндекс.Учебник») стоимостью 200 млн руб. Среди других крупных сделок последних лет можно отметить покупку «Севергрупп» 40 % акций проекта «Нетология-групп» в 2017 году, приобретение Mail.ru Group 11,7 % акций компании «Алгоритмика», а в 2019-м — 60,3 % доли в онлайн-платформе Skillbox.

На российском рынке онлайн-образования наиболее заметными являются компании Skyeng, «Нетология-групп», iSpring, Maximum Education, «Умней», Skillbox, «Учи.ру», «Дневник.ру», GeekBrains, GetCourse, Mirapolis, «Инфоурок», City Business School, LinguaLeo и Puzzle English. При этом некоторые российские компании в этой сфере уже предлагают свои услуги на зарубежных рынках и в странах СНГ. Среди них можно отметить следующие:

*«Алгоритмика» (более 18 стран присутствия, включая Австралию, Индию, Китай, Мексику, США и Эквадор);

*«Учи.ру» (действует на крупных EdTech-рынках, в том числе в Бразилии, Индии, Канаде, Китае и США);

*Puzzle English (в международной экспансии ориентируется на испаноговорящие и франкоговорящие страны);

*StudyFree (выходит в основном на развивающиеся рынки Азии, Африки, Ближнего Востока, Латинской Америки);

*«Яндекс.Практикум» (вскоре после своего открытия в 2019 году сервис вышел на американский рынок).

Наибольшей популярностью среди инвесторов пользуются проекты, рассчитанные на экспорт образования. Соруководитель рабочей группы Кружкового движения НТИ Дмитрий Земцов видит наибольший экспортный потенциал у игроков, предлагающих:

*Uber-подобные решения (например, как у Skyeng), работающие по принципу P2P (peer-to-peer);

*Автоматические системы, легко адаптируемые или локализируемые под другие рынки (примеры — «Учи.ру», HTML Academy);

*Платформенные экосистемные проекты в области онлайн-образования («Лекториум», «Универсариум» и Stepik);

*Конструкторы, возникшие на стыке рынков НТИ и Кружкового движения, обкатанные на Олимпиаде НТИ и в сети «Кванториумов» (условно говоря, это «русская инженерная школа»: спутники, автономные энергетические системы, беспилотники для любых сред, кибербезопасность и др.);

*Образовательные офлайн-франшизы («Кодабра», «Лига роботов», «Алгоритмика» и др.);

*Образовательные проекты, использующие технологии виртуальной и дополненной реальности.

При этом не все стремятся к прямой монетизации онлайн-образования. Многие вузы запустили бесплатные онлайн-курсы. В их числе — МГУ, МИФИ, МГТУ, Уральский федеральный университет, МИИТ, Тюменский госуниверситет и другие, всего свыше 630 курсов. Подобрать нужные программы университетам и частным лицам помогают такие проекты, как https://steps.2035.university/ или https://edcrunch.ru.

Нужно подчеркнуть, что EduNet и EdTech необязательно подразумевают использование онлайн-технологий. Как отмечалось выше, механический перенос учебного процесса в Интернет еще не создает новый рынок. Цифровой антрополог КБ «Стрелка» Дарья Радченко отмечала, что дистанционное образование в России «обречено» шагнуть вперед, и особенно это касается интерактивных сервисов, но полностью перевести учебный процесс в онлайн не удастся. Характерно, что президент России Владимир Путин счел разговоры о полном уходе в онлайн провокацией. «“Цифра”, телекоммуникации открывают колоссальные возможности, вы это все хорошо знаете. Но, конечно же, они не заменят живого общения учителя и ученика, творческой, командной, товарищеской среды школ, вуза, колледжа», — пояснил он.

Искусственный интеллект

Системы искусственного интеллекта (ИИ) претендуют на то, чтобы стать технологическим лидером в образовательном процессе. ИИ может подсказать преподавателю, каким образом студенту проще и удобнее усваивать информацию — одни предпочитают задания по чтению, в то время как другие учатся лучше, слушая лекции или просматривая видео. Например, продукт MATHiaU от американского поставщика учебных программ Carnegie Learning используют для помощи студентам, которым тяжело даются математические дисциплины. Такая система позволяет преподавателю адаптировать учебный процесс под каждого учащегося.

В 2015–2018 гг. расходы на использование ИИ в образовании росли стремительнее, чем траты на любую другую технологию в этой области, увеличившись с 0,8 до 6,1 млрд долл. Согласно исследованию Horizon Report, 2019-2020 годы должны стать поворотными с точки зрения внедрения ИИ в систему высшего образования. В конце февраля 2020-го стало известно, что в России изучение ИИ включат в школьную программу. В 2021 году дисциплину апробируют в 1 % школ, а к концу 2024-го ее планируют внедрить в 50 % общеобразовательных учреждений.

Виртуальная и дополненная реальности (VR и AR)

Это уже знакомые многим, но все еще малоосвоенные в образовании технологии. Они позволяют учащимся погрузиться в учебный процесс в прямом смысле слова с головой. Например, нидерландская компания VR Owl разработала платформу TeachVR, которую можно использовать для создания виртуальных уроков по биологии, истории и географии. Google с помощью своих «экспедиций» позволяет учителям проводить виртуальные туры по пирамидам Гизы, а также применять AR, чтобы, например, «поместить» астероид прямо в класс.

На базе Дальневосточного федерального университета при участии компаний Modum Lab и STEM-Games прошел один из первых в России экспериментов по VR в образовании. Президент Modum Lab Дмитрий Кириллов отмечает, что 2019 год стал переломным для развития VR/AR в российском образовании. «Мы готовили к ОГЭ по физике школьников из Москвы и Владивостока с помощью VR и сравнили их результаты с результатами тех сверстников из параллели, кто готовился к экзамену традиционными методами, — рассказывает он. — Проект проводился совместно с Центром НТИ. Оказалось, что результаты тех, кто занимался с помощью VR, в среднем на 13 % выше».

В 2019/20 учебном году в рамках нацпроекта «Образование» 2000 сельских школ в 50 регионах России получат оборудование для создания VR-классов, а к 2024 году в российских школах будет уже порядка 16 000 таких классов. Внедрение технологий виртуальной и дополненной реальности в образовательный процесс предусмотрено и нацпроектом «Цифровая экономика».

Президент НТС Vive по России, СНГ, странам Балтии и Израилю Андрей Кормильцев отмечает, что, по данным последних исследований, при использовании VR в обучении был зафиксирован 20%-й рост концентрации внимания учащихся при росте переключаемости и восприятия информации на 15 %.

Нейрофизиологические технологии

В отличие от виртуальной реальности, прикладные решения в области нейрофизиологии пока остаются, скорее, перспективными. Однако их широкомасштабное внедрение уже не за горами, особенно в таких направлениях, как онлайн-обучение, life-long learning и смешанное обучение (VR- и AR-технологии). В перспективе каждый учащийся может стать потенциальным пользователем нейротехнологических устройств, контролирующих эмоциональное состояние учеников в классе (например, при неинвазивной регистрации биоэлектрической активности нейронов с помощью гаджета «нейрокепка» (система контроля бодрствования) или нейрогарнитуры NeuroPlay). Другие системы должны усилить когнитивные способности: например, российская разработка Brainstorm претендует на активацию зон мозга, ответственных за память, реакцию, концентрацию внимания и может применяться в домашних условиях.

Также нейротехнологии могут оказать содействие в определении способностей человека в раннем возрасте с помощью так называемой нейродиагностики. В 2018 году российская компания «Брейн Девелопмент» запатентовала цифровой образовательный комплекс «Юный нейрофизиолог-инженер». По словам разработчиков, комплекс позволит детям старше 12 лет попробовать себя в разных профессиях — от медика до программиста — и понять, что им интереснее.

Через тернии — к знаниям

Рост использования нейротехнологий в образовании может поделить общество на тех, кто выступает за применение последних достижений в этой сфере, и тех, кто относится к «технологизации природы человека» с опаской. Еще несколько лет назад группа европейских ученых подняла вопрос об этической стороне использования нейротехнологий и необходимости защиты «свободы мысли» от недобросовестного вмешательства. И это лишь единичный пример барьера, стоящего на пути нового рынка. Есть и другие. Говоря об отечественном образовании, можно выделить следующие:

Низкая вовлеченность частных инвесторов

За 2018–2020 годы российское онлайн-образование привлекло около 80 млн долл. — примерно 16 % от объема рынка, который оценивался на 2019 год примерно в 520 млн долл. И это на быстрорастущем и перспективном рынке! Частично это связано с тем, что традиционно самыми привлекательными для инвестиций в РФ остаются сырьедобывающие отрасли. Кроме того, как указывалось выше, в России инвесторы предпочитают вкладываться в компании, ориентированные на экспорт образовательных услуг, которые в настоящее время сталкиваются с рядом ограничений из-за геополитической обстановки.

Дефицит кадров

Рост количества онлайн-сервисов в образовательной сфере опережает рост числа подготовленных преподавателей, методистов, продюсеров онлайн-курсов и менеджеров — специалистов, знакомых со спецификой преподавания в удаленном формате. Как следствие, часто эти функции выполняют кадры «из традиционного образования», которые не учитывают специфику онлайн-методик или вообще не являются профессионалами в педагогической сфере.

Зарегулированность системы

Особенности законодательства приводят к высокому уровню бюрократизации в образовании. По мнению ряда экспертов (например, из журнала «Перспективы науки и образования»), это создает неблагоприятные условия для развития науки и модернизации этой сферы в целом. Ярким примером становится неравенство образовательных онлайн-платформ и традиционных институтов с точки зрения закона, несмотря на стремительный рост популярности первых.

Неравная степень доступности технологий

По данным российской ассоциации электронных коммуникаций, около трети россиян не имеет доступа к Интернету или не использует его. Ситуация осложняется неразвитостью инфраструктуры, причем даже необязательно в действительно удаленных районах страны. Широкую огласку получил кейс, когда около 400 школьников из отдаленных сел Большого Сочи из-за отсутствия доступа к сети Интернет были вынуждены в период пандемии коронавируса пользоваться обыкновенной почтой для получения школьных заданий.

Неподготовленность преподавательского состава и учебных материалов

В 2019 году ВШЭ провела исследование, показавшее, что преподаватели с ученой степенью оценивают свой уровень владения дистанционными технологиями в среднем на 3,2 балла из пяти. При этом каждый четвертый ни разу не применял дистанционные сервисы видеосвязи в своей профессиональной деятельности на протяжении последних трех лет. Помимо этого, педагогам приходится буквально изобретать методы контроля посещаемости и способы подачи учебного материала, так как никаких руководств у них нет.

Низкий процент успешного прохождения онлайн-курсов

К каким бы изощренным методам управления вниманием ни прибегали современные образовательные платформы, онлайн-образование по-прежнему отстает от традиционных форм обучения по степени погружения в учебный процесс. При этом, согласно опросам, российские студенты довольно консервативны и не воспринимают цифровое образование как равноценную альтернативу традиционному.

Среди других факторов, сдерживающих рост новых образовательных проектов, эксперты отмечают:

*Недостаточную интеграцию в образовательную систему;

*Плохой пользовательский опыт и слабое вовлечение пользователей в разработку продукта;

*Недостаток финансирования, настойчивости и правильных бизнес-моделей;

*Отсутствие уникальности и стремления «менять правила игры» со стороны бизнеса;

*Сложность масштабирования с местного уровня;

*Нехватка качественных исследований в сфере образовательных технологий;

*Отсутствие эффективных сетевых массовых коммуникаций с инвесторами, стартапами, акселераторами, конкурсами, венчурными компаниями, лидерами мнений, медийными каналами;

*Недостаточность практики международного ведения бизнеса.

Работа над барьерами

Можно видеть, что большинство приведенных барьеров достаточно серьезные. Позитивная динамика развития EdTech и EduNet показывает, что они не являются непреодолимыми, но все же их устранение дало бы образованию новые возможности.

Можно считать, что «расшивка узких мест» — процесс медленный, но неизбежный. Еще десять лет назад онлайн-обучение было достаточно экзотической услугой. Сегодня же сложно найти менеджера среднего, а тем более высшего звена, ни разу не соприкасавшегося с обучением через Интернет. С другой стороны, каждый упущенный день — это отставание от конкурентов и недополученная прибыль. Поэтому устранением барьеров активно заняты как отдельные участники рынка, так и целые сообщества. Например, в попытке найти выход из кадрового кризиса некоторые организации, к примеру, EdMarket и School of Education, начали готовить кадры самостоятельно. Частные компании присоединяются к программам развития цифровой грамотности — например, к проекту ЦифроваяГрамотность.рф. Системную работу по развитию новых технологий ведут образовательные центры, созданные на базе вузов: например, основанный НИТУ «МИСиС» Центр компетенций EdCrunch University. По сути, это коллаборация, объединяющая разработчиков, маркетологов и продюсеров образовательных онлайн-продуктов.

Особую роль в развитии EduNet должна сыграть рабочая группа по развитию рынка, созданная при АНО «Платформа НТИ». С лета 2020 года она ведет работу над определением концепции рынка и разработкой дорожной карты. В нее войдут практические шаги, которые должны ускорить развитие EduNet и поддержать российские проекты в этой области. Документ будет вынесен на рассмотрение Правительства РФ. Все эксперты, бизнесмены и преподаватели, заинтересованные в развитии рынка EduNet и успехе своих проектов, могут присоединяться к его работе с помощью ресурса https://nti2035.ru/nti_new/.

Выражаем особую благодарность за помощь в подготовке материала:

*Программному директору «Точки кипения — Екатеринбург» и директору бизнес-школы Уральского Федерального Университета, профессору, д. э. н. Ларисе Малышевой;
*Директору Центра EdCrunch University НИТУ «МИСиС» Нурлану Киясову;
*Проектному менеджеру АНО «Университет 2035», дата-журналисту, писателю, футурологу Елене Кулешовой.

Часть 1 Часть 2

Tags: образование
Subscribe

Posts from This Journal “образование” Tag

promo luckyea77 june 19, 23:05 11
Buy for 10 tokens
Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Март 2018 года Индустриализация стала основным инструментом достижения экономического богатства стран, начиная с появления прядильных машин в конце XVIII века; при смене технологических укладов менялись местами мировые промышленные лидеры. Какой…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments